В больнице спасли пациента с пневмонией крайней степени тяжести

Жителю одного из районов края Николаю Б. 46 лет. Обычно в истории спасения мы с согласия пациента даем его личные данные и предоставляем возможность произнести слова благодарности своим докторам. Но история пациента Б. особая.

Есть тяжелые больные (основной контингент краевой больницы), а есть крайней тяжести – все они, конечно, реанимационные. Крайне тяжелые еще подразделяются на стабильных и нестабильных. Вот таким – на краю и нестабильным, готовым сорваться - был всего полтора месяца назад 46-летний пациент Б.

После пережитого такие люди наново привыкают к жизни. Даже если человек был в самое тяжелое время без сознания, его организм не скоро забудет, что до гибели оставались считанные часы. Вот почему пациент Б. не готов говорить о своей болезни. А между тем, именно его случай – на злобу дня. Потому что умирал Николай от жестокой пневмонии.

Заболел он еще в январе. Вроде обычное ОРВИ, правда, затяжное – принимал антибиотик. В начале февраля Николаю стало плохо – кашель, слабость,  одышка, лихорадка. Прямо с амбулаторного приема его госпитализировали в реанимацию ЦРБ с прямыми показаниями-после рентгенографии, где диагноз пневмония не вызывал сомнений.

А еще через несколько дней санавиация доставила Николая в краевую клиническую больницу – на ИВЛ, уже крайне тяжелого, с диагнозом внебольничная двухсторонняя полисегментарнаясубтотальная пневмония, дыхательная недостаточность IIIстепени, респираторный дистресс-синдром взрослых IV степени, острое почечное повреждение, синдром полиорганной недостаточности, сепсис, септический шок.

В переводе – это умирающий пациент, у которого инфекционный процесс, стартовавший в легких, распространился на другие органы. А сами легкие просто не работали, не могли насыщать кровь кислородом. Николай был госпитализирован в реанимационное отделение №1, но консилиум по поводу его крайне тяжелого нестабильного состояния был проведен совместно с коллегами из кардиореанимации, где находятся аппараты и специалисты ЭКМО (расшифровывается - экстракорпоральная мембранная оксигенация).

ЭКМО – это замена легких и сердца. Кровь больного прокачивается через аппарат, обогащается кислородом и возвращается в организм.

- Решение о переводе больного на ЭКМО основывается на конкретных параметрах, - рассказывает заведующий ОАР №2 Кирилл Линев. – Для понимания: ЭКМО показана пациенту умирающему, но, в тоже время, небезнадежному. В этом смысле Николай для применения этого метода подходил. В пользу ЭКМО был средний возраст, отсутствие тяжелых сопутствующих заболеваний и непродолжительная ИВЛ. Были и минусы – пациент крупный, с высоким индексом массы тела.

В случае Николая комплексное лечение принесло позитивный результат.

- ЭКМО дала нам время, заменила нерабочие легкие, пока мы справлялись с сепсисом, - говорит заведующий реанимационным отделением №1 Виктор Ишутин. - Мы применяли комбинированную антибиотикотерапию, противовирусные средства, но самое главное - многоуровневую вентиляцию, позволяющую максимально раскрыть легкие, заставить их работать по мере уменьшения воспаления. 

Виктор Вячеславович тоже отметил большой вес больного, как отягчающий фактор:

- Реаниматологи знают, как трудно вести мужчин-пациентов с ожирением. Почему-то они и психологически быстро «ломаются». А вот худенькие женщины – самые прогностически благоприятные больные с пневмонией. 

В общей сложности Николай Б. провел на ЭКМО около двух недель, на ИВЛ – 26 дней, а потом долечивался в отделении пульмонологии. Ему предстоит реабилитация, и конечно, после всего,что с ним произошло, он будет каждый год прививаться от гриппа и пневмонии.

Вы понимаете, почему мы решили описать для вас этот клинический случай. У Николая не было коронавирусной инфекции, но тяжелая вирусно-бактериальная пневмония протекает именно так, как у нашего пациента. Мы спросили наших ведущих реаниматологов, как они себя чувствуют на пороге эпидемии.

- Сотрудники обеспечены индивидуальной защитой, ресурсы есть, коллектив обучен и готов встретить тяжелых больных, - говорит Виктор Ишутин. – Что надо делать, чтобы с нами не встречаться, знают, кажется, все. Берегите стариков, особенно пожилых курящих мужчин, людей с тяжелым коморбидным фоном. Но самое главное – включите гражданскую сознательность. Не надо прятаться, скрывать симптомы, избегать госпитализации. Помните, что ИВЛ – протез дыхания, крайняя мера, и нужно пытаться избегнуть ее любыми путями. Самоизоляция, отсутствие паники, раннее начало лечения, и, надеюсь, мы справимся с испытанием, которое послано нам впервые в истории медицины.

- На базе нашего отделения фактически работает региональный центр ЭКМО - говорит Кирилл Линев. – Если мы будем нужны пациенту, например, в БСМП, то аппарат ЭКМО, необходимые расходные материалы, сопутствующее оборудование и наш доктор переместятся туда. Мы готовы оказать консультативную и практическую помощь по вопросам ЭКМО любому реанимационному отделению города и Красноярского края. Аппаратов у нас пять, расходные материалы есть.

Примечание: Обращаем ваше внимание на то, что каждая история болезни индивидуальна, как и последствия одного и того же заболевания.

Мы рады представить вам примеры успешного излечения тяжелых заболеваний, но, к сожалению, не даем абсолютной гарантии выздоровления каждому из наших пациентов, потому что эффект лечения зависит от многих факторов.